Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Швейк

Колонка от 13 мая

О ежегодной напасти
П
исательница Чижова накануне Дня Победы сообщила швейцарской газете, что «в трагедии ленинградской блокады виноваты Гитлер и Сталин: эту трагическую фугу, они, два самых страшных диктатора XX века, сыграли в четыре руки». С ролью Гитлера всё и прежде было в целом понятно, по Сталину же Чижова дала разъяснение. Оказывается, он страстно ненавидел Ленинград из-за «способности ленинградцев к самостоятельному мышлению» и стремился его уничтожить. «Ничем иным, — говорит Чижова, — невозможно объяснить, почему в условиях, когда в блокадное время на Большую землю шли составы с военной техникой, которую выпускали ленинградские заводы, Сталин и его приспешники не организовали регулярное снабжение города продуктами питания». А ведь можно же было и прислать продовольствие — в вагонах-то из-под военной техники: «по подсчётам историков, было задействовано не менее ста эшелонов»! Полбеды, что ложь это грязная, она к тому же и беспредельно глупая. Блокада потому и звалась блокадой, что никакие составы не ходили ни в город, ни из города и, главное, все об этом знают! И врущая писательница знала, что врёт: она же издала целую книгу о блокаде — должна же была в процессе писания хоть в Википедию разок заглянуть! — но уж очень хотелось, видимо, брякнуть что-нибудь новенькое, как-то отличиться на фоне ежегодного приступа обличений неправильного празднования, да и вообще празднования Девятого мая.
А отличиться на этом фоне и правда с каждым годом труднее. И про то, что нечего радоваться, если один тоталитарный режим победил другой, не имея на победу никакого морального права, и про постыдное оказёнивание принципиально частного памятного дня, и про необходимость в этот день скорбеть, а не радоваться и уж тем более не бряцать оружием, и про то, что великий день осёдлан неосталинистами, — по этим и смежным направлениям всё уже сказано не по разу и не по тысяче раз, но не помогает. Одураченное госпропагандой быдло как праздновало День Победы, так и празднует, как смотрело парад на Красной площади, так и смотрит, хоть кол ему на голове теши. И на шествие Бессмертного полка ходит при любой погоде. И даже спорами критиков своего праздника удостаивает с каждым годом всё меньше и меньше.
Collapse )
https://expert.ru/expert/2019/20/o-ezhegodnoj-napasti/
Швейк

Колонка от 18 февраля

О конце верёвочек
Д
жордж Сорос написал колонку. Он делает это далеко не впервые (в Project Syndicate нынешняя реплика — сто седьмая за четверть века), но такой резонанс наблюдается весьма нечасто. «Европа, пожалуйста, проснись», — уже заголовком заклинает маститый спекулятор. Евросоюз, по мнению автора, лунатически бредёт к собственному краху; антиевропейские партии набирают силу и очень могут победить на майских выборах в европарламент. Ни лидеры, ни рядовые граждане, говорит Сорос, просто не понимают, что настал поворотный момент: теперь либо удастся «пробудить спящее проевропейское большинство и мобилизовать его для защиты ценностей, на которых был основан ЕС» — либо «Европейский Союз пойдет по пути Советского Союза в 1991 году», то есть, надо понимать, бесславно распадётся — и «мечта о единой Европе может стать кошмаром XXI века».
Collapse )
http://expert.ru/expert/2019/08/o-kontse-veryovochek/
Швейк

Колонка от 6 ноября

О звуках лиры и трубы, или Русская революция
О
бсуждали приближающуюся столетнюю годовщину, и неожиданно прозвучал вопрос: а какой у нас лучший — или главный — роман о революции? Вопрос важный; в некотором смысле единственно важный. Трактовать в стотыщпятнадцатый раз причины и факторы событий вековой давности — занятие почтенное, но заведомо вполне бесплодное. На спине не удержались, на хвосте не усидим: если уж за сто лет не сумели, то в «датских» (т. е. писанных к памятной дате) статьях и подавно не сумеем достичь ни согласия, ни даже подобия компромисса между известными наизусть полярными взглядами на революцию. Разговор же о главном романе есть разговор не о трактовках, но о самой сути события — такой, какой она докатилась до нас.
Collapse )
http://expert.ru/expert/2017/45/o-zvukah-liryi-i-trubyi-ili-revolyutsiya/
Швейк

Колонка от 29 мая

О «Волшебных флейтах»
Ч
еховский фестиваль нынешнего года открылся в Большом театре спектаклем берлинской Komische Oper «Волшебная флейта». Я, как и всякий меломан со стажем, перевидал немало постановок предсмертного моцартовского шедевра: штук пять живьём и невесть сколько на экранах — качеством от высочайшего до с трудом выносимого. «Флейта» имеет, среди прочих, ещё и то свойство, что совсем уж плохо поставить её невозможно: сколько-нибудь профессиональное исполнение, при котором эта музыка прозвучит без грубых искажений, всегда будет радовать. Но зато и поставить её идеально никак не выходит: больно уж много совершенно несносной чепухи насовал в либретто моцартовский соавтор/заказчик Шиканедер. Как ни изворачивайся, но упаковать все эти напыщенные словеса и сюжетные колдобины так, чтобы современный взрослый зритель нигде и не поморщился, остаётся задачей едва ли разрешимой. Подчеркну: речь идёт именно о постановках — о зрелищах. Исполнения идеальные или почти идеальные по звуку, к счастью, есть — к студийной записи Бёма, например, и захочешь не придерёшься; но как только к уху приходится добавить глаз… Вот по всему этому так и порадовали на этой неделе берлинцы: привезённый ими спектакль оказался совершенно замечательным, почти беспрерывно захватывающим зрелищем.
Collapse )
http://expert.ru/expert/2017/22/o-volshebnyih-flejtah/
Швейк

Заметка в сегодняшнем "Эксперте"

Два Ивана
Россия должна — и хочет — очистить национальную историческую память. Простыми переменами оценок: с плюсов на минусы, с минусов на плюсы — сделать это невозможно
Острота дискуссий, вспыхнувших вокруг открытого в Орле памятника Ивану IV, продолжает нарастать. Ладно бы только между либералами и консерваторами — между ними всякий день дым коромыслом. Брань и раздор разгораются внутри консервативного лагеря. И в нём многие огорчены хвалами грозному царю; те же, кто памятнику рад, не готовы ни за кем признать право радоваться меньше. Почти буквально повторяется знаменитое «Хто не скаче, той москаль»: кто не славословит Грозного, тот либераст, а то и вообще предатель. Восхваление первого нашего царя началось не в Орле; сгустившаяся там в конный монумент система взглядов формировалась не один год. В очень кратком виде она может быть изложена так.
Collapse )
http://expert.ru/expert/2016/43/dva-ivana/
Швейк

Колонка от 9 июня

Об отречении испанского короля
Д
а, несомненно, и «тебя забыли спросить», и «своих, что ли, забот мало», и многое ещё в том же духе — всё это верно. Забот и в отечестве преизбыток, а мнение чужестранцев о сумятице вокруг мадридского престола напрочь неинтересно добрым испанцам. Со всем тем, отречение Хуана Карлоса I и последовавшие за ним манифестации с требованием отмены монархии вообще произвели заметное впечатление — куда большее, чем не так давно случившиеся отречения нидерландской королевы Беатрикс и бельгийского короля Альберта II. Это странно: казалось бы, отречения царствующих особ как подвид ухода на пенсию, сколь бы плохо ни монтировались они с монархической идеей, должны с каждым разом обращать на себя не больше, а всё меньше внимания. Думаю, дело тут вот в чём. http://expert.ru/expert/2014/24/ob-otrechenii-ispanskogo-korolya/
Швейк

Колонка от 10 сентября

О свободе, или Граф А. К. Толстой
В
Русском музее висит его портрет, писанный Брюлловым. Ему там девятнадцать лет; он в охотничьем костюме и с ружьём; на него с восторженным ожиданием смотрит снизу вверх собака, и от портрета так и пышет счастьем. Он ведь и был тогда любимцем неба: молодой, красивый, талантливый, богатый, сказочно сильный (он разгибал подковы и пальцами свёртывал винтом зубцы вилок), личный друг наследника — будущего Царя-Освободителя. Потом вслед за молодостью куда-то между пальцами ушло и богатство; дружбу самодержца Толстой свёл на нет, упрямо выпрастываясь из всякой службы («Не дай мне, Феб, быть генералом, / Не дай безвинно поглупеть!»); богатырское здоровье сменилось тяжкими болезнями — так, у него годами адски болела голова. Но главное никуда не делось: он остался прям, талантлив — и неимоверно свободен.
Collapse )
http://expert.ru/expert/2012/36/o-svobode-ili-graf-a-k-tolstoj/
Швейк

Колонка от 20 августа

О роли ваучера в истории
И
ногда пишут, что именно ваучер, введённый указом президента Ельцина ровно двадцать лет назад, породил конфронтацию исполнительной власти с Верховным Советом. Мол, один раз Ельцин узаконил ваучеры, а ВС их запретил; два раза тот узаконил, этот запретил; слово за слово — и вот он, расстрел Белого дома. Это сильное преувеличение. Верхсовет, обладавший полномочиями абсолютного монарха, был слишком анахроничен и обязан был поскромнеть, впустив в Россию хоть какое-то разделение властей. Но абсолютный монарх о двухстах пятидесяти двух головах, ведомых образцово вздорным председателем, скромнеть категорически не желал, и столкновение стало неизбежным. Не подвернись в качестве повода ваучер, нашлось бы что-нибудь ещё. Тем не менее ваучер сыграл весьма заметную роль в новейшей истории отечества, и роль эта вышла остро негативной. http://expert.ru/expert/2012/33/o-roli-vauchera-v-istorii/
Швейк

Колонка от 11 мая

О второй силе
К
оторый уже год с конца апреля разыгрываются очередные сеансы двух равно бесконечных дискуссий: надо ли захоронить Ленина — и как правильно относиться к Девятому мая. Одна из них меня, честно говоря, волнует не особенно, другая — много больше, но обе смерть как надоели: каждый год одно и то же, разве что с нарастающим ожесточением. Безрезультатность этих словопрений сама по себе способна заинтересовать и озадачить: а почему, собственно, из столь шумного (и в значительной своей части столь грязного) моря разглагольствований так ничего и не проистекает? Гипотеза: потому, что за ними не видно силы. Какой? Да никакой: ни политической, ни моральной, ни интеллектуальной силы, хотя бы в перспективе способной изменить статус-кво (в первом случае) или сложившиеся тренды (во втором). Так, разговорчики. http://expert.ru/expert/2009/17/raznoe/
Швейк

Колонка от 4 декабря

О голодоморе и советской символике
Д
ва постсоветских государства сделали законодательные жесты, прямо затрагивающие нас. Президент Ющенко добился принятия закона «О голодоморе 1932–1933 годов в Украине», трактующего голодомор как геноцид украинского народа. Тремя днями позже эстонское правительство одобрило законопроект, вводящий уголовную ответственность за публичное использование символики оккупационных режимов: демонстрация «официальной символики бывшего СССР и союзных республик, а также символики НСДАП и войск СС» будет рассматриваться как разжигание розни и караться штрафом или тюрьмой на срок до трёх лет. Неделей или двумя ранее эстонцы приняли в первом чтении ещё более мощный закон, дающий право на демонтаж памятников павшим советским воинам. Всё это — события ожидаемые, и мы вроде бы не должны испытывать трудностей с определением собственной на них реакции — и личной, и национальной. Трудности, однако ж, есть — и значительные. http://expert.ru/expert/2006/45/raznoe/