a_privalov (a_privalov) wrote,
a_privalov
a_privalov

Category:

Колонка от 28 октября

О ложной дилемме
С
емейное насилие — это плохо, очень плохо, и с этим не спорит вообще никто. Отсутствие специального закона, посвящённого борьбе с семейным и, шире, бытовым насилием — вероятно, это тоже плохо, хотя тут уже согласны не все. На иной взгляд, в действующем УК есть для такой борьбы годные инструменты — особенно статья 117 («Истязания»), как раз для пресечения систематического насилия и придуманная. Но инструменты эти работают плохо, а специально заточенная ст. 117 и вообще практически мертва. О причинах этого чуть ниже, а пока давайте допустим, что — да, отдельный закон нужен: нам говорят, во многих странах так сделано и наблюдается серьёзная польза. Вот только у нас почему-то проекты подобного закона который год не удаётся вытащить даже на первое чтение. Борцы за закон, сейчас очень заметные в медиа, намекают, а то и прямо говорят, что причиной тому — засилье обскурантов, не способных расстаться с ветхими представлениями типа «бьёт — значит любит». Что греха таить, обскуранты у нас есть (у нас тут всё есть), но задержка, мне кажется, объясняется гораздо проще: лежащий сейчас в Думе законопроект 2016 года — проект очень плохой, или, вежливо говоря, очень спорный. Какой текст выкатят на рассмотрение сейчас, пока тайна, но в любом случае, говорят нам, он будет близок к проекту-2016 — то есть тоже будет, вежливо говоря, очень спорен.
Из серьёзнейших претензий к законопроекту я назову только две. Во-первых, необозримая широта вводимого в законодательство термина. «Семейно-бытовым насилием» (СБН) оказывается не только насилие в его обиходном смысле, но, скажем, и «запрет или создание препятствий во владении, пользовании общим имуществом»; и высказывание угроз — да по отношению не только к самому пострадавшему, но и к «его родственникам, бывшим родственникам, свойственникам, знакомым, домашним животным»; и «принуждение к тяжёлому труду» и многое ещё другое. Во-вторых, доведённая до совершенства презумпция виновности обвиняемого в СБН человека: для принятия к нему немедленных мер достаточно жалобы на факт насилия — хоть от непосредственной жертвы насилия, хоть от третьих лиц. Я прекрасно понимаю, какими резонами руководствовались авторы: немедленно, немедленно остановить, пресечь, прекратить издевательство над страдающим в собственной семье человеком! Но благие намерения и в этом случае привели туда же, куда ведут обычно: всеохватность понятия СБН в сочетании с презумпцией виновности создают инструмент для применения весьма жёстких мер — например, выселения из собственной квартиры — буквально к кому угодно. Конечно, обвинённый в насилии сможет потом обжаловать и обвинение, и принятые меры, но это будет именно что потом, когда из квартиры его уже выкинут. И это будет в том самом зале, где так привычны заключения судьи: «Нет никаких оснований сомневаться в словах инспектора N — или уполномоченного М — или сотрудника органов опеки Z»… Много они там наобжалуют.
Этой безумной детали — лишения человека ключевых прав собственника без какого бы то ни было разговора о них — не замечает, по моим наблюдениям, ни один из адептов данного закона, хотя её одной совершенно достаточно, чтобы закона ни в коем случае не принимать. Ведь там так: пожалуется жена — или сожительница — или тёща, что «насильник» запретил пользоваться своим ноутбуком, или наорал на тестеву собачку, или заставил помыть пол, (мотивированный) участковый выносит защитное предписание, запрещающее уличённому в СБН приближаться к жертве, то есть прежде всего к собственной квартире, где жертва живёт, — и готово дело. Владения и распоряжения своей собственностью «насильник» уже лишён. Потом (мотивированный) суд выносит судебное защитное предписание — и он лишён прав собственника уже на два года. А когда два года закончатся, никто не мешает завести ту же шарманку снова. В 1930-е годы небрезгливые граждане обзаводились жилплощадью подобным же способом. Ей-богу, при таком повороте владелец квартиры трижды подумает, прежде чем привести туда жену или мужа (сожителя или сожительницу): неровён час сговорится с участковым за малую денежку… Вы тут, говорят, демографические проблемы решать задумали? Укреплять институт семьи собрались? Верной дорогой идёте, товарищи.
Поразительна всё-таки нынешняя кампания в либеральных медиа за принятие обсуждаемого закона. Одни и те же люди и утверждают, что режим прогнил сверху донизу, что его суды насквозь фальшивы, а полиция бесчеловечна, что всякое с этим режимом сотрудничество есть страшный позор, — и требуют, чтобы этому режиму, этому суду и этой полиции срочно дали оглушительные полномочия для борьбы с семейным насилием, причём всякое сомнение в полезности такого шага тоже есть страшный позор. В пандан к этой нелепости и повальная при таких кампаниях вера, будто принятием «хорошего закона» проблема решается: примут закон о СБН — и все жертвы домашнего насилия разом станут счастливы. Будто, не дав хаму измываться над семьёй, закон решит и все попутные вопросы: и кто будет содержать семью, и где будут жить он — и где она, и как воспримут события родня и знакомые… Коротко говоря, дилемма: принимать этот закон или мириться с домашним насилием — дилемма ложная. Мириться с насилием не следует, но и этот закон принимать нельзя.
Надеяться на резкие перемены к лучшему от его принятия было бы глупо. Почему не работают сегодняшние — право же, в принципе дееспособные — инструменты борьбы с домашним насилием? Потому что сами его жертвы не хотят давать ход делу («А жить я на что буду?»), потому что участковые возиться не хотят… Да; избитых жён новый закон позволит не всегда и спрашивать, но ценой куда больших хлопот участковых, а тем по-прежнему будет неохота возиться. Зато перемены к худшему от этого закона можно смело гарантировать. Рейдерство корпоративное из моды, в общем, вышло (злые языки говорят: охотничьи угодья оскудели), но устойчивые преступные группы, отбирающие чужую собственность по «навеянным» законами схеме, возникают и в других сферах. Возросшие полномочия органов опеки породили «околодетское» рейдерство; если примут обсуждаемый закон, то и рейдерство «околожертвенное» не заставит себя долго ждать.

https://expert.ru/expert/2019/44/o-lozhnoj-dilemme/
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • В специальном выпуске "Эксперта"

    к 75-летию Победы перепечатана моя давняя колонка. Настолько давняя, что этого журнала тогда ещё не было. Вот она. О Дне Победы Я не знаю точно,…

  • Колонка от 27 января

    О контроле, контроле и контроле Многие комментаторы отметили, что сразу два члена нового кабинета вышли в министры из соответствующих надзорных…

  • Колонка от 23 декабря

    О слишком искусных интеллектах Готовясь к предстоящему в 2020 году двухсотпятидесятилетию Бетховена, основательные немцы бьют все рекорды…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments