a_privalov (a_privalov) wrote,
a_privalov
a_privalov

Categories:

Заметка в Эксперт-онлайн и колонка от 22 июля

Отстали почти безнадёжно
Р
аз на дворе лето, то проходит очередная Международная математическая олимпиада (ММО), чемпионат мира по математике среди школьников старших классов. Раз проходит ММО, то команда России в очередной раз показывает отчаянно кислый результат. Раз команда показывает кислый результат, образовательное начальство докладывает стране (то есть, на самом-то деле, более высокому начальству) об очередной славной победе. Вот и на этот раз всё прошло как по нотам: выступили, опростоволосились, хвалимся.
«Войдя в шестёрку лучших команд мира по математической грамотности (по грамотности, а не по математике – очень характерная ошибка! – А. П.), наши школьники и тренерский коллектив подтвердили высокий уровень подготовки российской школы в точных науках», – так прокомментировала новость министр просвещения Ольга Васильева. Официальная «Российская газета» приводит и славные подробности: мол, наши математики «показали отличный результат - две золотые и четыре серебряные медали. Опередили соперников более чем из ста стран».
Формально почти всё правда, по сути – ложь. В советские времена ходил анекдот о том, как «Правда» сообщает о забеге, в котором было два участника, наш и американец: «Советский спортсмен показал выдающийся результат, заняв второе место. Представитель США пришёл к финишу предпоследним». Точь в точь так мы и рассказываем сейчас про ММО. Ах, все наши участники добились медалей! Ещё бы они не добились. Если не считать 1985 года, когда олимпиада проходила в Хельсинки, а потому в неё «по политическим соображениям» включили слабо подготовленного школьника из советской ещё Эстонии, ни один из наших ребят без медали отродясь не оставался. В мюнхенских пивных всегда есть пиво; русские школьники всегда с медалями по математике – чем тут так уж хвастаться?
На самом же деле, шестое место в этом традиционном соревновании было для нас позором. Это примерно так, как если бы шестое место заняли наши художественные гимнастки или шестнадцатое – наши хоккеисты. Долгие не годы даже, а десятилетия советская, а потом и российская команда неизменно была в числе лидеров. Ещё в 2007 году наша команда выиграла, 2008-2010 годы – мы вторые и третьи, 2011-2014 – уже четвёртые. В 2015-м – оскорбительный провал: по сумме баллов, завоёванных участниками, Россия стала восьмой, в командном зачёте (по медалям, как на спортивных олимпиадах) – двадцать первой.
Провал был всесторонний. Впервые за всю историю (более чем за полвека) страна не выиграла ни одной золотой медали; ни один из наших участников не решил хотя бы четырёх из шести олимпиадных задач – и так далее. «Эксперт» написал тогда злую заметку («Дореформировались»), и нас сильно укоряли за нагнетание негатива. Да что там нас.  Журнал «Математическое просвещение» отказался печатать статью с подробным анализом неудачи команды: мол, чего там анализировать? Случайность! Оно бы и прекрасно: случайность так случайность – да только следующим летом Россия проиграла и следующую ММО. Мы заняли то же самое восьмое место, причём отстали от лидера, команды США, ещё заметнее, чем в прошлый раз: не на шесть набранных баллов, а на десять. Снова никто из наших ребят не решил более четырёх задач, зато впервые за много лет нашёлся молодец, одолевший всего две.
В 2017-м  году мы одиннадцатые. По набранным баллам наши отстали от победителей уже качественно (128 против 170), обогнав всего на балл таких математических гигантов, как Греция и Грузия и отстав по геометрии от Монголии, Туркмении и Таджикистана. Впервые в истории советской и российской сборной половина наших ребят не вошла в первую сотню рейтинга, а один из наших и вообще стал 265-м. Ну, а руководители команды и образовательное начальство, естественно, с удовольствием доложили об очередном успехе. А кто может им громко возразить? Ведь и в этой сфере отечественного образования давно произошла монополизация власти. Люди, руководящие подбором и подготовкой команды, всем довольны и покладисты, с ключевыми людьми смежных сфер (будь то «работа с одарёнными детьми» или школьная математика) сработались и сдружились, а потому и ими все довольны. Они будут монопольно руководить и дальше, тем более что у них всё идёт хо-ро-шо! Хо-ро-шо! Каждое выступление – это успех! Ус-пех! Ус-пех!..
И уж конечно как громовой успех был подан результат прошлого года, когда Россия внезапно оказалась на втором командном месте. Разрыв с победителями вновь сократился до обозримых одиннадцати баллов. Ураган восторгов и поздравлений. Президент Путин назначает премии за медали олимпиад: миллион ребёнку и столько же наставнику за золото и поменьше за серебро и бронзу. Понятно, что теперь-то уж никто ничего менять не будет. И не поменяли. И прошлогодний успех остался всего лишь приятной случайностью. Шестое место и безумные сорок восемь баллов отставания от победителей, американцев и китайцев. От занявших третье место южнокорейцев – сорок семь. Такие отставания если и преодолеваются, то уж никак не с помощью стратегии «кричать об успехах и ничего не менять». А ведь ММО-2020 пройдёт у нас, в Санкт-Петербурге. Будет крайне неприятно в очередной раз опозориться у себя же дома, но пока всё идёт именно к этому.
От системы отбора и подготовки участников ММО, имевшейся в СССР, не осталось уже ничего. Тогда на олимпиады отбирали по многоуровневой системе: олимпиады районные, городские, областные и республиканские, всесоюзные, международная. Талантливых ребят перед всемирной олимпиадой приглашали в специальный лагерь, где в очном соперничестве в формате ММО выбирали наиболее функционально и психологически подготовленных. Теперь всё не так. Члены команды стали отбираться в зависимости от выступлений на Всероссийской олимпиаде школьников и на различных (и разнокачественных) отечественных и иностранных математических состязаниях, никоим образом не напоминающих условия проведения ММО. Неоднозначную роль сыграла и президентская щедрость. Говорят (в руках я документа не держал, но очень уж достойные люди говорят), тут же сварганили положение, по которому половину президентского наградного миллиона получают федеральные наставники сборной, а подготовивший его родной наставник получит лишь оставшуюся половину – да и то лишь в случае, если ребёнок указывал его имя все годы подряд. Медийный аналог этого грабежа – уже мелькающие там и сям восклицания, что все медалисты из всех (не только математических) олимпиадных команд подготовлены в «Сириусе». Ясен пень, в «Сириусе», за переполненный купаниями и экскурсиями летний месяц – где же ещё-то? Не за годы же упорного труда в родной школе… Кто будет готовить сильных участников, когда таким манером настоящие наставники лишатся какой-либо поддержки вообще, непонятно.
Так что лучше бы перестать врать об успехах и начать делать выводы из очевидно провальных результатов. Сменить руководство команды и попробовать воссоздать прекрасно зарекомендовавшую себя систему отбора и подготовки участников, выстроенную тридцать лет назад. Если не к Олимпиаде в Петербурге, так к следующим олимпиадам хоть надежда появится.

https://expert.ru/2019/07/26/otstali-pochti-beznadyozhno/

О зелёном винограде
П
ублика стала заметно прохладнее относиться к высшему образованию — об этом говорят данные опроса, проведённого ВЦИОМ. Если в 2008 году только пятая часть опрошенных не соглашалась с тем, что «высшее образование обеспечивает человеку успешную карьеру и облегчает достижение жизненных целей», то теперь не соглашаются две пятых. Тогда лишь 45 процентов респондентов не соглашались с обязательностью этого самого образования для удачной карьеры, теперь — 68 процентов; тогда ровно половина не верила, что отсутствие диплома обрекает человека на низкооплачиваемую и непрестижную работу, — теперь не верят две трети (а среди молодёжи скептиков по обоим этим пунктам три четверти). Результаты опросов не всегда вскрывают истину, но здесь, похоже, тенденция уловлена правильно. Это плохая тенденция, серьёзный знак снижения интеллектуального потенциала страны, и важно понимать, сколь многое подталкивает людей к именно такой перемене взглядов. Респонденты поют то, что видят вокруг себя.
Взять хотя бы низкооплачиваемость, которая, дескать, грозит бездипломным. Так разве дипломным она не грозит? Достаточно вспомнить самые многолюдные категории обладателей диплома, педагогов и медиков, чтобы таких вопросов не задавать. Не мной замечено: когда в учительской аудитории очередной чиновник провозглашает с трибуны официальные размеры учительских зарплат, аудитория уже не возмущается — она смеётся. На недавних думских слушаниях министра просвещения спросили, знает ли она, что «в большинстве регионов базовая ставка учителя составляет пять–восемь тысяч рублей, что в полтора раза меньше МРОТ». Конечно, базовая ставка не есть зарплата, о чём, собственно, и сложено присловье: при работе на одну ставку жить не на что, на полторы — некогда. Но и при полуторной нагрузке, и со всеми надбавками и доплатами зарплата учителя с трудом и далеко не везде добирается до средней по региону. Подчеркнём: добирается средняя учительская зарплата, в которой упрятаны и зарплаты начальства. Немногим лучше и в высшей школе. Тётеньки в кассах московского метро получают больше доцента большинства московских вузов (и гораздо больше доцента абсолютного большинства вузов немосковских) — и, главное, все об этом знают. Очень может быть, что при средней зарплате в 750 долларов обеспечить значимую дельту в доходах для держателей массовых дипломов практически невозможно. Однако результат налицо: резко ослаблен никак не единственный, конечно, но чрезвычайно важный стимул к получению образования.
Та же картина и с престижностью работы. Престиж тётеньки в метро, в отличие от престижа учителя, никто не призывает всемерно повышать, но учитель куда больше сдавлен тучами административных требований, зачастую бессмысленных, за нарушение каждого из которых его могут наказать — вплоть до увольнения и даже (как в Москве) с запретом на профессию. На тётеньку попробуйте так же надавить — она встанет и уйдёт; не в соседнее метро, так кассиршей в «Пятёрочку». Вот люди и видят, что не диплом — во всяком случае, не всякий диплом, не диплом сам по себе — гарантирует защиту от нищеты и забитости или «обеспечивает» какую-то там успешность.
К тому же информационная среда на все голоса вопит о том, что настоящие успех и процветание, настоящие cool! и круто! лежат на совсем иных дорогах. Ни массмедиа, ни тем более соцсети вгладь не интересуются учёными да инженерами. Блогеры и блогерки «про жизнь», про сериалы, или про шопинг, или про гейминг и маркетинг, набирающие миллионы кликов и лайков, — вот настоящие герои и победители. Есть ли у них диплом, нет ли, глупо и спрашивать: их труды и их звёздность находятся в разных мирах с самими словами «высшее образование». Слово диплом в мире соцсетей тоже встречается — в бесконечных напоминаниях о том, что ни Джобс, ни Эдисон дипломов не имели. Ещё там популярны байки о том, как оболтус-троечник вырос в финансового туза, а трудяга-отличник вкалывает у него мелким клерком. Что не всякий оболтус вырастает в туза и не всякий человек без образования изобретёт звукозапись и кинематограф, к байкам не прибавляется — поэтому даже странно, что среди людей до двадцати пяти не верят в обязательность для успешной карьеры высшего образования не 90 процентов, а всего 77.
Да и само высшее образование под руководством своих вечных оптимизаторов всё поставляет о себе печальные известия. Вот из недавних: в СПбГУ издали приказ, по которому чтение курса возможно, только если на него ходит не менее десяти человек. В тамошнем Институте истории преподаётся 80 дисциплин — на половину из них (включая источниковедение, медиевистику, античность) ходит менее десяти студентов, поскольку студентов там и вообще очень немного. Уберите из программы эти курсы, и диплом историка не от какой-то там захолустной лавчонки, а от самого Санкт-Петербургского университета будет означать — даже и не знаю, что он будет означать. Что обладателю диплома можно вести блог «про исторические сериалы»? Так их и без диплома ведут.
Короче говоря, на снижение интереса к вузовскому диплому дружно работает много факторов — как изготовленных руками, так и, по-видимому, стихийных. Против них работают… помимо семейных традиций и природного здравомыслия отдельных лиц, не знаю, что и назвать. Разве что настойчиво впендюриваемые властями профстандарты для самых разных сфер деятельности. Они исходят из того, что Минтруда лучше главы любого предприятия знает, какие работники этому предприятию нужны, а какие нет. Так вот эти самые профстандарты требуют для многого множества позиций работника просто с высшим образованием, а для чуть меньшего множества позиций чуть крупнее — с профильным высшим образованием. Вот сейчас готовят стандарт для библиотек. От них потребуют, чтобы библиотекари, получающие как полтётеньки в метро, имели высшее образование, а старшие библиотекари (две трети тётеньки в метро) — высшее библиотечное. Библиотек в стране много; выпускников нужного профиля мало и с каждым годом всё меньше. Библиотекам наверняка станет труднее; станет ли легче вузам, не знаю. Но других действий, повышающих спрос на дипломы, как-то не видать.

https://expert.ru/expert/2019/30/o-zelyonom-vinograde/
Subscribe

  • В специальном выпуске "Эксперта"

    к 75-летию Победы перепечатана моя давняя колонка. Настолько давняя, что этого журнала тогда ещё не было. Вот она. О Дне Победы Я не знаю точно,…

  • Колонка от 27 января

    О контроле, контроле и контроле Многие комментаторы отметили, что сразу два члена нового кабинета вышли в министры из соответствующих надзорных…

  • Колонка от 23 декабря

    О слишком искусных интеллектах Готовясь к предстоящему в 2020 году двухсотпятидесятилетию Бетховена, основательные немцы бьют все рекорды…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments

  • В специальном выпуске "Эксперта"

    к 75-летию Победы перепечатана моя давняя колонка. Настолько давняя, что этого журнала тогда ещё не было. Вот она. О Дне Победы Я не знаю точно,…

  • Колонка от 27 января

    О контроле, контроле и контроле Многие комментаторы отметили, что сразу два члена нового кабинета вышли в министры из соответствующих надзорных…

  • Колонка от 23 декабря

    О слишком искусных интеллектах Готовясь к предстоящему в 2020 году двухсотпятидесятилетию Бетховена, основательные немцы бьют все рекорды…